Ludmila Tumanova

Почему раздражает собственный ребенок


Почему раздражает собственный ребенок? - Круглосуточная психологическая помощь онлайн "Точка опоры"

Почему раздражает собственный ребенок?

 

Навигация по статье: «Почему раздражает собственный ребенок?»

Можно ли раздражаться на ребенка?

Тема раздражения по отношению к детям волнует тех родителей, которые любят своих детей и не хотят к ним испытывать негативных чувств, но подобные чувства, тем не менее, появляются и собственный ребенок начинает раздражать.

Для таких родителей, факт того, что их раздражает собственный ребенок, является одним из самых болезненных. Одна часть в человеке говорит, что с ребенком все в порядке, он просто маленький, а вторая часть личности родителя взрывается яростью, гневом, агрессией.

Одновременно с этим родитель испытывает чувство вины. Как же так, как можно так злиться и раздражаться на собственного ребенка, на это беззащитное существо? Родитель начинает себя ругать последними словами. «Если я так чувствую и поступаю, значит, я не люблю его?» Ненависть к себе, возмущение и негодование за подобные чувства растет.

Проблема раздражения и агрессии по отношению к детям касается многих родителей. По своему родительскому опыту, а так же по опыту общения с другими родителями я знаю, что эти чувства возникают почти у всех.

Многие пытаются разобраться, почему раздражает собственный ребенок? Большинству родителей трудно переживать свои негативные чувства в отношении ребенка. Многие даже не решаются в этом признаться.

Достаточно тяжело сказать: «мой ребенок меня раздражает!». Хорошо, если у вас есть близкий человек, с которым вы можете поделиться, тот, кто вас не будет обвинять.

Негативные чувства к ребенку, родительская агрессия возникает так же, как и любое другое человеческое чувство. То, что у родителя возникает раздражение, злость, а иногда даже ярость по отношению к ребенку, не означает отсутствия любви. Часто все эти чувства присутствуют одновременно.

Почему и как возникает родительская агрессия?

Раздражение (фрустрация) возникает, когда что-то идет не так, как ожидалось, не складывается.

«Фрустра́ция — психическое состояние, возникающее в ситуации реальной или предполагаемой невозможности удовлетворения тех или иных потребностей, или, проще говоря, в ситуации несоответствия желаний имеющимся возможностям».

Раздражение (фрустрация) это базовая примитивная эмоция, существующая у всех млекопитающих. Эта эмоция не задействует кору больших полушарий, поэтому мы часто не можем объяснить причину нашего раздражения. Мы просто раздражены.

Раздражение рождается в лимбической системе, функции которой сформировались на начальном этапе эволюции животного мира. Раздражение несет с собой огромный заряд энергии — агрессии, которой необходимо куда-то выйти.

Эта энергия агрессии предназначена для того, чтобы изменить раздражающую и не удовлетворяющую нас ситуацию, получить то, чего не хватает, удовлетворить потребность, которая не удовлетворена. Если изменить ситуацию и получить желаемое удается, энергия уходит в сторону изменений. Если изменить ситуацию не удается, энергия агрессии раздражения растет.

В жизни мы часто оказываемся бессильны изменить существующую реальность. В момент осознания невозможности изменений бывает особенно тяжело признаться в своей беспомощности.

Если по поводу своей беспомощности человек сначала злится, потом горюет, скорбит, то ему удается адаптироваться к сложившейся ситуации.

Если человек, столкнувшийся с невозможностью изменений, не сможет осознать свою беспомощность и погоревать о ней, перейти к адаптации будет невозможно.

Так как чувствовать свою уязвимость и беспомощность больно и «не правильно» по некоторым представлениям – человек отключает свои чувства. Но одно чувство беспомощности отключить невозможно, при исключении одного чувства, онемевают и все остальные.

Тогда человек становится не способен плакать, испытывать чувство уязвимости, а агрессия увеличивается многократно. Последнее, что останавливает ее внешние проявления в виде агрессивных действий, это смешанные чувства.

Чувства, сильно отличающиеся по своему диапазону, например, и ненависть и любовь одновременно, и злость и бережность одновременно. Когда, например, хочется, с одной стороны, разбить что-то ценное, с другой – не хочется потом убирать обломки и покупать новое. Порой одновременно хочется и заорать на ребенка, и защитить его от своих пугающих проявлений.

Чем сильнее чувства, тем тяжелее переживать их смешение. Маленькие дети не умеют выдерживать противоречивые чувства. Но и взрослым тяжело это делать. Ребенок, которого в детстве не учат проживать смешанные чувства, признавать свою беспомощность и уязвимость, вырастая, тоже этого делать не может.

Почему детей не учат проживать противоречивые чувства и оплакивать свою беспомощность? Потому что в момент проживания смешанных чувств ребенок часто сердится и плачет. А в нашей культуре принято запрещать сердиться и плакать.

Ребенку не разрешают испытывать горе по поводу невозможности осуществления его желаний, его отвлекают, веселят или ругают, прививают чувство вины за слезы и злость.

Жизнь часто делает нам неприятные сюрпризы, и мы часто бываем раздражены. А дети – это особенный источник таких «сюрпризов». Поэтому ситуации, когда раздражает собственный ребенок, могут возникать достаточно часто.

Каждый раз, когда что-то идет не так, когда ребенок не соответствует ожиданиям, возникает раздражение и вслед за ним – агрессия. Если энергия агрессии не перешла в изменения или в скорбь по поводу их невозможности, если защищаясь от чувства уязвимости, человек заморозил свои чувства, и навык осознавания смешанных чувств не удержал агрессию, то она выходит наружу.

Испытываете ли вы чувство вины, когда вас раздражает собственный ребенок?

Некоторые люди считают, что раздражаться на детей не допустимо, относитесь ли вы к ним? Например, говорить о раздражении на собственных родителей или об агрессии по отношению к мужу не так сложно. Говорить об агрессии к ребенку – тяжело.

Он же самый любимый, самый лучший, малыш! Я его обожаю. Ребенок – это святое. И вдруг в душе возникают чувства, которых там быть «не должно». Человек не может понять, почему раздражает собственный ребенок, испытывает чувство вины, сначала пытается игнорировать подобные чувства, потом сдерживать, потом отвлекаться.

Хорошо, если у него получается. А если не получается, он не может справиться с подступающим раздражением на собственного ребенка и взрывается, начинает кричать, бить ребенка. Потом испытывает стыд или во всем винит ребенка, пытается ему объяснить, что это он сам виноват, и так делать больше не надо, чтобы не злить маму (папу).

Когда в следующий раз ребенок не слушается снова, человек чувствует справедливое негодование на непонятливость ребенка, «сколько раз тебе можно повторять?», и все начинается сначала.

Каждый раз человек верит, что этого больше не повторится, дает себе обещание начать все заново, лучше объяснять ребенку, как правильно себя вести. Причину того, почему раздражает собственный ребенок, такой взрослый видит в ребенке.

Он сдерживается, отвлекается, пробует ругать себя последними словами до такой степени, чтобы было уже не повадно повторять свое поведение, крик или битье.

Если мать (отец) бьет ребенка, значит, родителям не удается самостоятельно справиться со своими эмоциями.

Убеждение в недопустимости агрессивных чувств к ребенку побуждает взрослого не оставлять попыток их игнорировать и подавлять. Такие способы избавления от раздражения на собственного ребенка не всегда работают. Теоретические познания в психологии и теории возникновения агрессивных чувств чаще всего не дают практического результата.

Родители, которые действительно беспокоятся о своих детях, часто достаточно хорошо изучают эту тему, читают книги и соответствующие статьи. К сожалению, эти знания тоже не всегда помогают им преодолеть свои реакции и собственный ребенок всё равно раздражает их..

Раздражение и агрессия в отношении ребенка может возникнуть у любого человека. Вопрос в том, что потом взрослый делает с этими чувствами, как на его поведении и действиях сказывается его раздражение, злость?

Агрессивные чувства в отношении ребенка становятся проблемой тогда, когда в результате их возникновения родители начинают применять физическое и психологическое насилие. Правда, родительская агрессия в насилие переходит не всегда.

Если вы не хотите кричать и бить ребенка, если не хотите раздражаться на него, если вы считаете, что детей нельзя бить, но у вас не получается остановиться, на вас «что-то находит», вы испытываете чувство вины, а ваш ребенок – старше 2-х лет, то самому преодолеть свои реакции может оказаться практически невозможно.

Если родители хотят решить проблему со своими негативными эмоциями и действиями в отношении ребенка, им важно принять тот факт, что самостоятельно справиться они пока не могут.

Признать, что им нужна помощь для того, чтобы справиться, не ждать, а обратиться за консультацией к психологу. Случается, что уже через несколько встреч человек может изменить свои действия в ситуациях, когда раздражает собственный ребенок, и остановить свои срывы на ребенка.

Что такое физическое и психологическое насилие?

Большинству знакомо понятие «физическое насилие», оно подразумевает вполне конкретные вещи, а вот смысл понятия «психологическое насилие» очевиден не многим.

«Психологическое насилие, также эмоциональное или моральное насилие — это форма насилия, которая может приводить к психологической травме, в том числе тревожности, депрессии и посттравматическому стрессовому расстройству».

Психологическое насилие – это оскорбления, унижение достоинства, крик, угрозы, шантаж, игнорирование, клевета, все виды ограничения свободы, предъявление чрезмерных требований, не соответствующих возрасту, изоляция, систематическая необоснованная критика, демонстративное негативное отношение, частые конфликты в семье, непредсказуемое поведение родителей.

Физическое и психологическое насилие по отношению к ребенку тормозит его развитие. Оно вредит формированию и обогащению интеллекта, способности адаптироваться к разным обстоятельствам и ситуациям, познавательным процессам.

В результате насилия, ребенок становится легко ранимым, снижается его самооценка. Снижается способность к социализации, он становится конфликтным и, скорее всего, может быть отвергаем ровесниками.

Когда родительская агрессия переходит в физическое и психологическое насилие?

Есть некоторые ситуации и состояния, когда перейти от агрессии к насилию достаточно легко. Как правило, если взрослый находится в состоянии общего физического и психического истощения, сложнее удержаться от агрессивных проявлений, когда раздражает собственный ребенок.

Причины такого истощения могут быть разными: усталость, тяжелое финансовое положение, хронический стресс, долгая болезнь ребенка или самого взрослого, период адаптации ребенка в приемной семье.

В подобные периоды взрослый нередко применяет насилие в отношении ребенка, импульсивно копируя поведение собственных родителей. Это случается даже тогда, когда он не доволен поведением своих родителей и не хочет быть на них похожим.

Читайте также статью о Насилии в семье

Применение насилия свойственно взрослому, когда он находится в тревожном состоянии, очень мнителен, боится, что с ребенком что-то случится, очень хочет уберечь ребенка от любых неприятных происшествий, страданий, не может переносить детский плач.

Также применение насилия происходит, когда взрослый испытывает сильное чувство вины за то, что его раздражает собственный ребенок, что он «плохой» родитель, у него «плохой» ребенок. Такое чувство вины, повышенная чувствительность к критике (в том числе воображаемой), часто сопровождают различные фантазии об осуждении окружающими его как родителя, о том, что ребенка могут отобрать или причинить ему вред, о том, что кто-то решит, что лучше бы их с ребенком не было.

Этот страх, что кто-то «отменит» взрослого с его ребенком довольно распространен, т.к. исторически вживлен в основы самоощущения в нашей стране.

В нашей стране выросло несколько поколений людей, прошедших войну, репрессии, тюрьмы, лагеря, насилие. Их дети были воспитаны преимущественно эмоционально холодными от постоянного стресса женщинами, полные семьи были редкостью, а если были полные, то в основном – с травмированными отцами, дети часто рано были разлучены с родителями.

Женщины нередко воспитывают в своих детях выученную беспомощность, психологию жертвы, веру в то, что от них ничего не зависит, что кто-то сильный может прийти и отобрать все.

В семьях и по сей день часто считают, что хвалить детей нельзя, воспитывают только критикой, криками, физическими наказаниями, игнорированием потому, что так быстрее и эффективнее, времени нет разбираться.

Для быстрого и действенного контроля над поведением ребенка используются фразы:

  • «Ты плохой, ты мне такой не нужен»
  • «Меня не волнует, чего ты хочешь»
  • «Я отдам тебя чужому дяде (тете)»
  • «Я уйду от тебя»
  • «Все будут над тобой смеяться»
  • «Как же ты мне надоел»
  • «За что мне такой ребенок»

Все эти слова и действия ребенок для себя переводит так:

  • «Лучше бы меня не было»
  • «Меня можно отменить»
  • «Я не достоин любви»
  • «Всем плохо от того, что я есть»

Ребенок в такие моменты испытывает не страх наказания, он испытывает ужас не-существования, смерти, отмены.

Такое воспитание лишает ребенка внутреннего стержня — ощущения безопасности и уверенности в себе, представления о себе как о хорошем, правильном, важном и существующем. Человек уже не может спокойно относиться к критике, если он испытывал в детстве такой страх регулярно.

Любая критика, малейшая ошибка, реальная или воображаемая, воспринимается им как доказательство того, что он не имеет права на существование, вызывает ужас, вину и агрессию.

Читайте также: «Агрессия у ребенка. Роль семьи в воспитании агрессивного ребенка»

Человек с непрочным внутренним стержнем очень уязвим. Он всегда пребывает в состоянии страха, что его кто-то может «отменить», и постоянно вынужден защищать свое уязвленное достоинство и право на жизнь.

Таковы были формы поведения, которые большинство современных родителей впитывала с детства. Другие формы поведения родителей по отношению к своим детям, не впитанные с детства, нуждаются в значительном сознательном контроле, не всегда получается их осуществлять автоматически.

Формам поведения, которым не получилось естественным образом выучиться у своих родителей, можно научиться самостоятельно или с помощью психолога. Для этого нужны знания о своих сложностях, признание факта, что вас раздражает собственный ребенок, осознанные усилия по «выращиванию» новых форм поведения и ежедневная работа над собой.

Во второй части статьи мы поговорим о том, что происходит, когда родители не могут справиться со своей агрессией, о формах физического и психологического насилия в семье и их последствиях: //psyhelp24.org/mozhno-li-bit-detej/

Читайте также третью часть цикла статей:  //psyhelp24.org/razdrazhaet-rebenok-chto-delat/

 

Если у Вас возникли вопросы по статье:

«Почему раздражает собственный ребенок?»

Вы можете задать их нашему психологу Online:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли связаться с психологом онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на форуме.

«Почему раздражает собственный ребенок?» //psyhelp24.org/razdrajaet-sobstvenniy-rebenok/

psyhelp24.org

Раздражает собственный ребенок? Мы подскажем, что делать!

Если вы узнали себя в вышеизложенных ситуациях, то в первую очередь очень важно принять это чувство, допустить его существование в своей душе. Это необходимо для того, чтобы злость не овладела вами и не заставила действовать сгоряча. Мы разобрались - возмущение накапливается, начиная с основных потребностей: невозможности спокойно поесть и выспаться, побыть одной. Если режим не упорядочен и дети не знают границ в своем поведении, тот прежде всего нужно отрегулировать именно это.

Зашкаливающее неадекватное раздражение на свое чадо может иметь корни в нашем детстве. Когда нас воспитывали родители, то они постоянно подавали нам сигналы, какое поведение они принимают, а какое не поддерживают. Поэтому нас может сильно возмущать проявление в ребенке тех черт, которые есть в нас, но которые мы в себе не принимаем и осуждаем. Или наши нереализованные желания играют с нами злую шутку. Например, если вы были послушной девочкой, то фраза ребенка “Я не хочу!” может вызвать бурный протест.

Чтобы помочь себе, нужно встретиться с той маленькой девочкой, которой вы были когда-то и познакомиться с теми истинными чувствами, которые переживали когда-то и принять их. Например, боль, одиночество, гнев, недовольство. Если вы разрешите себе переживать эти чувства, тогда окажетесь способны сопереживать и помогать ребенку в моменты, когда он переживает нечто подобное.

Раздражает ребенок? Это нормально

Человеческие отношения многогранны и строятся не только на любви. В любых отношениях всегда возникает раздражение, злость, недовольство.  Работает простой закон: чем больше близости, тем больше люди задевают границы друг друга. Вы можете долго делать вид, что вам “нормально”, но дискомфорт в той или иной степени все равно возникает. Мамы, боясь травмировать свое дитя, часто вытесняют свою злость и сдвигают свои границы, чтобы дать ему побольше любви.

Ребенку разрешается все больше, отдается больше времени и пространства, удовлетворения. А мамины границы становятся все тоньше и меньше... На самом деле детям как раз не хватает границ, четкости, ясности, родительской твердости, авторитета, на который можно опереться. Энергию своего возмущения и недовольства можно и нужно использовать для построения границ в отношениях с ребенком.

Часто бывает ситуация, когда “просишь его по-хорошему, просишь”, а маленький все не слушается и кажется делает все назло. А маму начинает раздражать собственный ребенок, она срываются, а потом жалеет, ведь накричала из-за такой мелочи. Как же в такой ситуации избежать накала эмоций? Ответ кроется в понимании причин поведения ребенка: что же именно стоит за его поведением. Почему не слышит и чего хочет?

Для этого нужно внимательно наблюдать за мимикой, жестами и поведением малыша в конкретной ситуации. Это звучит очевидно, но многие мамы скорее опираются на свои домыслы, чем на реальные наблюдения. Допустим, вас бесит, когда ребенок проявляет агрессию: толкается, говорит нехорошие слова, может дернуть, стукнуть, укусить. Давайте посмотрим на мимику ребенка в момент такого эпизода.

Есть ли на его лице сморщенные брови, сцепленные зубы, горящие от злобы глаза? Или его лицо скорее веселое, не выражающее понимание того, что он делает? Ответив на эти вопросы, вы сможете отличить агрессивное намерение от импульсивности - когда у ребенка не сформированы навыки самоконтроля и он нуждается в вашей помощи.

Или непоседа не может усидеть на месте, а вы просите его успокоиться, но безрезультатно. Смотрим на лицо: оно действительно выражает намерение достать вас или у него слегка отсутствующий вид. Так мы увидим: малыш просто устал или импульсивен. Потренируйтесь буквально пару дней и вы начнете понимать, почему он не слышит.

Но если вы уже разозлились на маленького, то не сорваться на него очень сложно. Но все же реально. Попробуйте так: вы сказали один раз, а он не услышал, сказали два, максимум три и уже пора вставать и идти формировать связку между словом и действием. Ведь если вы говорите сыну (дочке) “надо сделать так-то”, а по факту это не делается, значит, это совсем не надо и ваши слова - пустой звук.

Подойдя к ребенку, помогите ему сначала закончить то, что он делает, а затем, начать то, что его попросили. Причем постарайтесь найти в себе нормальную родительскую уверенность: я вправе требовать от своего ребенка выполнения простых вещей. Для этого нужна твердость в голосе, не сомневайтесь в своих словах, не оправдывайтесь и не торгуйтесь.

Итак, помочь малышу можно:

  1. с помощью твердой уверенной интонации. Дети хотят вас слушаться, когда вы не даете им шанса усомниться в необходимости этого действия, так им даже спокойнее.

  2. завладев его вниманием. Нужно попасть в его поле зрения и слышания, убедиться, что его руки и глаза свободны.

  3. с помощью телесных подсказок. Подойти, обнять за плечи, направить, показать жестом, что нужно сделать, отвести за руку, посадить и тому подобное.   

Вышеизложенные рекомендации уместно использовать только, если ваши просьбы и требования соответствуют возрасту и совпадают с нормальным физическим и эмоциональным самочувствием дитя.

Еще больше ценных советов психолога, работающих алгоритмов обращения с детьми, помощи и поддержки у нас на курсе “Послушный ребенок”.  

А случается ли у вас, когда раздражает собственный ребенок? В каких ситуациях совсем не получается сдержаться?

mamaschool.info

Почему раздражает собственный ребенок

Люди склонны раздражаться по разного рода поводам. Но раздражение к собственному ребенку выглядит неестественным проявлением. Ведь это любимое, желанное дитя. Он беззащитен и нуждается в родительской любви. Почему же порой родителей буквально накрывает волна раздражения к собственному малышу?

К чему приводит постоянное раздражение на ребенка

Для полноценного развития ребенку необходимо чувство защищенности и безопасности, которое в первую очередь он получает от мамы. Если мама постоянно раздражена и издергана, срывается и кричит на малыша, он моментально теряет это ощущение. И тогда его природные свойства и способности не могут развиться в полной мере. В худших условиях происходят задержки психосексуального развития, что ведет к несостоятельности во взрослой жизни или даже плохой судьбе.

Очевидно, родителям необходимо избавиться от раздражения на своего ребенка. Но для этого надо понять причины его возникновения. Разобраться поможет тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана.

Часто причина раздражения не в поведении ребенка. Дело во внутреннем сильнейшем напряжении, которое возникает в результате нереализации природных свойств родителей.

От природы не уйдешь, внутренний потенциал требует выхода. Реализация внутренних желаний должна происходить постоянно. Только тогда человек испытывает удовлетворение от жизни, получает наслаждение от воплощения своих талантов и способностей. Реализация своих свойств во благо людей дает человеку ощущение нужности, не зря прожитой жизни.

Если этого не происходит, внутри начинает нарастать сильнейшее напряжение. Оно накапливается и требует выхода наружу. Достигнув точки кипения, человек сбрасывает это напряжение. На кого? На того, кто рядом и не может ответить. Напряжение сбрасывается на собственного ребенка.

Выход из этой ситуации один — родителям необходимо понимать свое психологическое устройство и находить адекватную реализацию заложенных природой свойств.

Декретный отпуск, физическая и эмоциональная нагрузка, болезни ребенка — причины, в результате которых женщина теряет рабочее место или вынуждена работать на неинтересной, но устраивающей по нагрузке и занятости работе. В такие периоды она лишена возможности реализовать свои свойства в профессии.

Бывает, что профессия выбрана неправильно и природные свойства остаются невостребованными. Но, если мама понимает свое внутреннее устройство и знает, что ей нужно, она найдет способы реализации свойств и талантов.

Так, для мамы с анальным вектором реализацией свойств может стать занятие рукоделием — она первоклассная мастерица от природы и может идеально выполнять кропотливую работу. Мама со зрительным вектором может воплотить природный эмоциональный потенциал, принимая участие в жизни близких и знакомых. Вариантов множество, главное — понимать свою природную сущность и заняться тем, желание к чему исходит прямо из сердца.

Причиной сильного переживания женщины может стать сложная жизненная ситуация. Плохие отношения с мужем, частые ссоры и скандалы, тяжелое финансовое положение могут вызвать колоссальное напряжение и неудовлетворение у мамы и, как следствие, раздражение и срывы на ребенка. В этот момент мама сама теряет чувство безопасности, а ребенок буквально считывает ее состояние. Если мама несчастна, ребенку тоже плохо. Малыши начинают капризничать, дети постарше — возмущаться и дерзить.

У измученной проблемами мамы создается впечатление, что ребенок как будто нарочно плохо ведет себя в трудные моменты. Ей кажется, что он усугубляет ситуацию. Но это не так. Просто ребенку неспокойно и тревожно, капризами и выходками он пытается выразить психологический дискомфорт и обратить на себя внимание. Это попытки восстановить потерянное чувство защищенности и безопасности.

Непонимание ребенка — верный путь к раздражению

Тренинг «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана объясняет необходимость понимания внутреннего устройства ребенка и развития его психики. Ребенком управляют внутренние желания, заложенные природой. Малыш не может анализировать свои поступки. Он просто делает то, что ему хочется делать.

Проявления внутренних желаний и свойств у маленького человека совсем примитивные, а могут быть даже архетипичными. Постепенно на пути взросления он начинает разбираться, что делать хорошо, а что плохо. И лишь повзрослев, он научается использовать врожденные свойства во благо людей.

В этом процессе развития огромную роль играют родители. Ведь только понимая психику ребенка, с самого раннего детства можно направлять его желания в правильное русло и создавать благоприятные условия для их формирования. Незнание психики ребенка и законов ее становления зачастую ведет к родительскому непониманию, отрицанию, раздражению и гневу. Это может сильно навредить ребенку, помешать его развитию.

Так, малыши с кожным вектором часто не желают делиться игрушками с другими, вызывая раздражение родителей. Родители ругают ребенка, обвиняют в жадности. И только понимание свойств кожного вектора и этапности развития детской психики поможет правильно реагировать на ситуацию.

Человек с кожным вектором — это добытчик, он стремится к обладанию материальными благами, подчеркивающими его статусность. Обладатели кожного вектора — люди амбициозные, стремящиеся к высокому рангу в жизни.

Маленький «добытчик» пока только так может проявить свои свойства — не давать свои игрушки. Малышу можно предложить обменяться игрушками. Или объединить ребят в компанию, чтобы вместе играть понравившейся игрушкой. Конечно же, хозяин игрушки будет главным в игре, что даст прекрасную возможность удовлетворить природное стремление к лидерству.

Такие действия родителей помогут ребенку получить навык применения кожных свойств — лидерских качеств и таланта к мене и торговле. Во взрослой жизни эти навыки помогут ему состояться в социальной реализации — стать бизнесменом или руководителем.

Ребенок — не копия родителя

Часто родители смотрят на ребенка через себя. Выстраивают процесс воспитания, отталкиваясь от своих желаний. Несоответствие ребенка их представлениям раздражает и бесит. Но ребенок может обладать совершенно другой психикой и даже противоположной по свойствам.

Так, шуструю и энергичную маму с кожным вектором может раздражать ребенок с анальным вектором. Он кажется ей медлительным тугодумом. Она может считать, что опаздывает и не успевает из-за излишней нерасторопности ребенка.

Носители кожного вектора ценят время, они могут делать несколько дел одновременно. Но ребенку с анальным вектором необходимо довести начатое дело до конца, и только тогда он может заняться чем-то другим. Переключаться — это не его стихия, он должен выполнять дела последовательно, тщательно и обстоятельно. Выполнить требования мамы он просто не может — природа устроила его иначе для выполнения совершенно других задач.

Если мама постоянно раздражается, подгоняет и торопит малыша, наносится непоправимый вред его психике. Это не даст развиться его природным свойствам — способности к глубокому анализу и видению мельчайших деталей, а во взрослой жизни выполнить свое предназначение — стать профессионалом или экспертом.

Точно так же и наоборот. Маму с анальным вектором будет раздражать неаккуратность, неусидчивость и «чрезмерная активность» ребенка с кожным вектором.

Встаем на путь избавления от раздражения на ребенка

На тренинге «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана приходит понимание необходимости познания своей психики и психики ребенка. Одной любви к нему недостаточно, нужно обязательно найти силы и время, чтобы разобраться в себе и в психологическом устройстве малыша. Только тогда можно понять причины раздражения на собственного ребенка и избавиться от вредоносного раздражения.

Многим родителям после прохождения тренинга это удалось, и они поделились своими результатами:

…Отношения с дочкой наладились не сразу. Порой думала, что я что-то упустила, раз нет изменений. А они были. Просто я их не замечала. Когда мое состояние начало меняться, дочка стала спокойнее. Начала замечать, что, наблюдая за ней, уже не могу мыслить, как раньше. Хочется понять ее не через себя, свои хотения и желания, а что движет именно ею. Уменьшились истерики, а в те моменты, когда она начинает плакать или чего-то бояться, я лучше понимаю, как следует действовать. В результате она успокаивается быстрее, чем раньше. Чаще начала меня обнимать, целовать и брать за руку. Прекратилось намеренное пускание слюны.

Теперь я лучше понимаю причины своего поведения и состояния, а главное, начинаю лучше понимать других людей и поведение дочки. Знаю, в каком направлении нужно двигаться, чтобы правильно ее воспитать и развить… 

Айнура М., г. Алматы

…Только прохождение тренинга по Системно-векторной психологии Юрия Бурлана дало мне внутреннее понимание, ответы на все мои вопросы. Ко мне пришло осознание истоков, корней поведения детей. Теперь абсолютно понятно, что рожденные «дикими зверенышами», они развиваются и эволюционируют от своей дикой природы к противоположности человека мыслящего, человека разумного. От влияния родителей и социума зависит, кем они вырастут: трусами или отважными летчиками, шизофрениками или гениальными учеными, увальнями с пивом на диване или мастерами своего дела! Очень радует пришедшее приятие гиперактивных деток. Раньше просила в саду повести беседу с родителями, направить деток к психологам — что делала, сама не ведала. Теперь я ни одной мамаше не посоветую вести такого ребенка к психиатру или пить успокоительные таблетки!

Сейчас при наблюдении всех таких разных детей возникает радость, естественная улыбка, любовь и понимание их всех вместе взятых, со всеми их дикими, а порой грубыми и жестокими повадками…

Наталья К., г. Санкт-Петербург

Статья написана с использованием материалов онлайн-тренингов Юрия Бурлана «Системно-векторная психология»

Автор Елена НовокшоноваКорректор Екатерина Жаворонкова

VN:F [1.9.22_1171]

Rating: 10.0/10 (3 votes cast)

VN:F [1.9.22_1171]

Rating: +2 (from 2 votes)

Почему раздражает собственный ребенок, 10.0 out of 10 based on 3 ratings

zvukofrenia.ru

Можно ли бить детей? Почему раздражает собственный ребенок? - Круглосуточная психологическая помощь онлайн "Точка опоры"

Почему раздражает собственный ребенок? Можно ли бить детей?

По отношению к физическим наказаниям детей, семьи и родители делятся на тех, кто считает, что это нормально и на тех, кто считает, что бить детей – не допустимо.

Последствия физического и психологического насилия для ребенка достаточно серьезны. Как правило, родители, положительно отвечающие на вопрос «можно ли бить детей», сами пережили в детстве физическое и психологическое насилие. Сейчас насилие продолжается уже по отношению к своим детям.

Когда родители бьют своего ребёнка, они лишают его ощущения защищённости и безопасности, которое необходимо ему для правильного развития. Психическое развитие ребенка при этом существенно затрудняется.

Читайте также: «Раннее развитие детей – плюсы и минусы»

Однако бывает, что даже родители, которые знают, что бить детей нельзя, тем не менее, срываются.

Давайте попробуем посмотреть, в каких ситуациях родители применяют насилие в отношении ребенка, и к каким последствиям приводят подобные «методы воспитания».

Читайте также статью про насилие в семье

Иногда родитель может ударить или шлепнуть в ситуации, когда жизни и здоровью ребенка грозит непосредственная опасность. Тогда подзатыльник или шлепок является неконтролируемой реакцией взрослого на опасность, действия человека в такой момент продиктованы автоматическими животными инстинктами.

Родитель также может ударить ребенка в состоянии раздражения, когда находится в напряжении, спешит или сильно устал, болен. Обычно такие родители понимают причины своего поведения и на вопрос «можно ли бить детей» отвечают «нет».

Родители понимают, что насилие по отношению к ребенку является проявлением их собственной слабости. Если ребенка после произошедшего утешить и дать возможность восстановить эмоциональный контакт со взрослым, то подобные эксцессы не повлекут тяжелых последствий.

Лучше бы конечно, чтобы взрослый не позволял себе срываться на ребенка вообще, но идеальных родителей, к сожалению не бывает.

Читайте также статью: «Лучшая мама: откуда и для чего в женщине стремление стать идеальной матерью»

2. Способ донесения своих чувств

Физическое и психологическое насилие часто имеет место, когда взрослый раздосадован тем, что ребенок «не понимает» чувств взрослого. Здесь насилие используется как заявление, как последнее, что родитель может сделать, как способ общения с ребенком, «чтобы он услышал наконец».

Взрослый может срываться на ребенка потому, что испытывает очень сильные чувства. Его эмоции зашкаливают от труднопереносимого уровня вплоть до измененного состояния сознания. В таких случаях говорят, что «в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и т.п.

Взрослый, начавший бить ребенка в подобной ситуации, потом нередко жалеет о произошедшем, винит себя и извиняется. Ребенок в таких ситуациях тоже чувствует свою вину в случившемся, и просит прощения. Подобные вспышки ярости у взрослого могут возникать в результате переутомления, нервного истощения, сильного стресса или тревоги.

То, что происходит потом, является ключевым моментом, показывающим: сможет ли взрослый совладать со своими реакциями в будущем или нет? Взрослый либо признает свою ответственность за произошедшее, либо перекладывает ответственность на ребенка.

В первом случае взрослый понимает, что срыв на ребенка происходит в результате его неспособности переносить сильные захлестывающие эмоции. Во втором – взрослый объявляет ребенка виновным в своих действиях: «не понимаешь по-хорошему», «вот как с тобой разговаривать, ты слов не понимаешь?».

Во втором случае есть риск, что насилие в ситуациях эмоционального перенапряжения взрослого будет регулярно повторяться. Такие родители будут срываться на ребенка, неосознанно используя срыв как способ выбросить накопившиеся негативные чувства.

Эти срывы будут продолжаться бесконечно, если они будут поставлены в зависимость от поведения ребенка. Ребенок никогда не справится с возложенной на него ответственностью за чувства взрослого и не будет в состоянии обеспечить взрослому душевный комфорт.

3. Несоответствие ожиданий и реальности

Часто родитель начинает бить ребенка, когда не может выдерживать фрустрацию (раздражение в результате неудовлетворения какой-либо потребности, желания). В детско-родительских отношениях причина фрустрации часто возникает тогда, когда поведение ребенка или сам ребенок не совпадают с ожиданиями взрослого. И ребенок может очень сильно раздражать родителя.

Трудность выдерживать раздражение, напряжение, связанное с неисполнением ожиданий, обычно возникает у людей, которые в детстве часто испытывали беззащитность. Когда в детстве малыш не получал желаемого, а взрослые не помогали ему справляться с фрустрацией, напряжением.

Став взрослыми, такие люди часто испытывают эмоциональный голод. Они часто возлагают на своего ребенка ожидания, что ребенок восполнит эту эмоциональную недостачу, станет для родителей идеальным.

Но родитель неизбежно сталкивается с реальностью и со своим реальным ребенком. Он обнаруживает, что ребенок не может или не хочет соответствовать представлениям, о том, каким он, по мнению родителя, должен быть.

Тогда взрослый испытывает ярость, которую испытывал в детстве, сталкиваясь с невозможностью получить желаемое, и не может себя контролировать – начинает бить ребенка. Такие родители очень любят ребенка и одновременно в момент ярости его сильно ненавидят.

Они не могут одновременно испытывать различные чувства, их не научили в детстве справляться со смешанными чувствами. Когда они были маленькими, при проявлении агрессии их отвергали родители или люди их заменяющие.

Читайте также: «Агрессия у ребенка. Роль семьи в воспитании агрессивного ребенка»

Такие взрослые часто оказываются бывшими воспитанниками детских домов, а иногда даже психопатами. В приступе ярости, близком к состоянию аффекта, человек может быть очень опасен, может не только бить ребенка, но даже покалечить или убить.

Ребенок, вырастающий в семье с таким родителем, рискует развить в себе виктимное поведение (поведение жертвы), может быть склонен к зависимостям. И в результате такого «воспитания» он учится обходиться со своими противоположными чувствами так же, как делает его родитель. Такой ребенок может в будущем отвергнуть родителя, испытывая к нему страх и ненависть.

4. Невозможность принятия ребенка целиком

Насилие может применяться родителем в результате сильной обиды на ребенка за то, что тот родился не вовремя, что похож на отца, который сильно обидел, за то, что не оправдал надежд, что болеет и портит жизнь, срывает планы.

Если родитель, осознанно или не осознанно, считает ребенка причиной утраты чего-то жизненно-важного, он испытывает к ребенку очень много негативных чувств. И может срываться на ребенка из мести.

Впоследствии, ребенок, регулярно испытывая такое отношение к себе, может быть склонен к аутоагресии, суицидальному поведению. Иногда ребенок настолько сильно мешает взрослому, что родитель не хочет, чтобы ребенок жил. Естественно, это редко осознается самим родителем, но зато хорошо ощущается на бессознательном уровне ребенком.

Ребенок, как правило, слушается и стремится угодить маме (папе), самоустраниться, самоуничтожиться. Вырастая, он редко ненавидит и отвергает родителя, скорее жалеет и утешает взрослого в его горе и утрате.

5. Воспитание и традиции

Родители могут бить ребенка потому, что это принято, «так правильно». В таком случае речь идет о культурных традициях, воспитании и обычаях. Такие родители и семьи, как правило, не считают насилие проблемой.

Родители, считающие физические и психологические наказания чем-то нормальным и подобающим, не обращаются за помощью к психологам с просьбой научить их не срываться на ребенка. Они считают, что насилие в отношении детей – это часть воспитания, без этого не получится вырастить достойного человека.

В такой семье даже сам ребенок не считает насилие проблемой. Они живут в соответствующей культурной среде, где бить ребенка — норма. За какой либо проступок или невыполнение просьбы/указания положено определенное наказание, как правило, физическое, хотя бывает и психологическое.

Психологическое наказание, такое как игнорирование, бойкот, унижения и т.п., переносится ребенком иногда даже тяжелее, чем физическое. Уровень жестокости при наказаниях может быть разным.

Ответ «да» на вопрос «можно ли бить детей», часто встречается у людей эмоционально мало чувствительных, не способных к сопереживанию эмоционального состояния другого человека. «Надо иногда бить ребенка, чтобы человеком вырос!» — максима таких родителей.

Их самих, как правило, в детстве воспитывали также. Родители часто не имеют достаточного навыка коммуникации с ребенком. Им не хватает способов и форм межличностного общения.

Для не очень чувствительного в области эмоций ребенка такое воспитание не будет очень болезненно. Ребенок будет воспринимать это как часть правил и общественных устоев.

Чувствительному же ребенку в такой среде может быть очень тяжело. Он будет воспринимать физическое и психологическое наказание как унижение, и будет иметь высокий риск получения психологических травм.

Достаточно редко, но все же встречается садизм (как сексуальная девиация) по отношению к ребенку.

Полный доступ к статье имеют только зарегистрированные пользователи. Регистрация - бесплатно! Если ранее Вы уже регистрировались, то войдите на сайт

Читайте также 1-ю часть из цикла статей «Почему раздражает собственный ребенок».

Если у Вас возникли вопросы по статье:

«Почему раздражает собственный ребенок? Можно ли бить детей?»

Вы можете задать их нашему психологу Online:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли связаться с психологом онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на форуме.

«Почему раздражает собственный ребенок? Можно ли бить детей?» //psyhelp24.org/mozhno-li-bit-detej/

psyhelp24.org

Раздражает ребенок, что делать? - Круглосуточная психологическая помощь онлайн "Точка опоры"

Раздражает ребенок, что делать?

В предыдущей статье мы рассмотрели несколько степеней болезненности собственных ощущений взрослого, предшествующих выплеску родительской агрессии и срыву, во время которого родитель может начать бить ребенка. Их можно условно разделить на несколько степеней тяжести: легкая, средняя, тяжелая.

Навигация по статье «Раздражает ребенок, что делать?»:

При легкой степени человек просто не знает, что есть другие способы поведения, чем те, что он видел в своей родительской семье в детстве. Человек не осознает, что существуют другие эмоции, кроме тех, которые он испытывал в детстве. Болезненность ощущений взрослого, в таком случае, обусловлена негласным запретом на переживание негативных чувств в его родительской семье.

Как это может происходить? Давайте рассмотрим на примере. Мать на детской площадке зовет ребенка домой. Он отказывается, она настаивает. Он возражает, возмущается и кричит.

Реакция матери на такое поведение ребенка зависит от того, как протекало ее собственное детство. В детстве мать, например, могла быть послушной девочкой, никогда не перечила родителям. Родители ей не говорили, что кричать и злиться нельзя. Не запрещали это делать. Сами родители не кричали, а свою злость, слезы и раздражение не показывали – каким-то образом справлялись. Ребенок вырос и запомнил, что этих чувств «нет».

У матери не отложился такой опыт, что ребенок может не слушаться: она же всегда слушалась или пугалась. Она может начать винить себя, за то, что она плохо воспитала своего ребенка. Одновременно она испытывает негативные эмоции (а в детстве их как бы не было).

Теперь, когда мать чувствует раздражение, злость, отчаяние или видит это в своем ребенке, она испытывает внутренний конфликт: она видит то, чего «не должно быть», или испытывает то, «чего не должно быть». Возмущение, раздражение, злость, отчаяние.

Внутренний конфликт матери влечет за собой эмоциональный срыв. Она хочет все сделать правильно – ребенка надо привести домой. Внутренний конфликт растет и может выразиться в раздражении, злости, крике, затрещине и т.п.

Если человек не имеет опыта справляться с такой бурей эмоций – он может ударить ребенка, неосознанно пытаясь устранить ее источник. Такая мама сильно удивляется появлению у себя раздражения на ребенка и винит себя, т.к. для нее это непривычное чувство, которого у нее «не было» в детстве. У родителей, которые сами выросли в семье с негласным запретом на «неугодные» чувства, с детства отсутствует навык распознавать свои чувства.

Какие именно чувства не осознаются взрослым в момент, когда раздражает ребенок? Они могут быть очень разными. Это может быть тревога, что с ребенком может случиться что-то страшное, злость на то, что ребенок не слушается, страх за ребенка, отчаяние, что не получается обеспечить его безопасность, бессилие что-то объяснить ребенку, вина за то, что не получается достичь желаемого, стыд пред окружающими.

Отчаяние, бессилие и вина – самые болезненные чувства, именно их не хочется ощущать больше всего. Именно их подменяет гнев, злость, раздражение на ребенка, как на «источник» болезненных чувств. Гнев, злость, раздражение помогают взрослому не чувствовать отчаяния от того, что собственные усилия не приводят к успеху.

Например, в случае, когда мать срывается и начинает бить ребенка, она часто не осознает сам факт своей усталости, «загнанности», отсутствия поддержки, а сразу же входит в агрессию, причем часть этой агрессии – на себя саму, потому что не в состоянии быстро и эффективно справиться с ребенком.

Если она хочет справиться с агрессией, ей важно разбираться и понимать, что именно с ней происходит, отчего ее агрессия. Бывает так, что сам факт осознания бессилия и вытекающей из него агрессии – «я не справляюсь так быстро, как хотелось бы, и именно поэтому злюсь на ребенка» – сам по себе уже приносит облегчение и снижает вспышку агрессии.

Человеку, который хочет справиться со своей агрессией в данном примере, достаточно учиться осознавать свои чувства, отделять себя от ребенка, давать ему право быть не таким, как сам родитель, тренироваться делать это в момент переживания, учиться другим способам взаимодействия с ребенком, отличным от того, что делали его собственные родители, прочувствовать и оплакать то, в чем человек в данный момент бессилен.

Средняя степень

Средняя степень болезненных ощущений взрослого, при срыве может возникнуть, если в детстве у матери была более тяжелая история. Скорее всего, родители мамы уже очень активно запрещали ей испытывать и проявлять определенные чувства, но регулярно за это не били.

Родители могли говорить, что испытывать и выражать «неправильные чувства» – плохо, стыдить, пугать, ругать, наказывать, осуждать, обзывать, отвергать. Ребенок всегда верит своим родителям. Когда родители, говорят: «если ты испытываешь это чувство – ты плохой», ребенок верит. Он продолжает верить даже тогда, когда становится взрослым.

Родители могут говорить так: «нельзя быть слабым», «нужно быть сильным», «ты должен справляться сам», «проявлять свою слабость – опасно», «нельзя кричать», «хорошие девочки не злятся», «хорошие мальчики ведут себя тихо», «только плохие дети дерутся и кричат», «только девчонки плачут», «не будь слюнтяем», «не, ной, ты не мужик», «фу, тряпка», «ты меня позоришь», «ведешь себя как маленький». Вы можете легко подставить нужные слова. Детство каждого человека изобилует подобными установками.

Если маме в детстве активно запрещали испытывать «не правильные чувства», то она, скорее всего, будет вести себя так: она будет кричать, стараться сдерживать свое сильное раздражение, если не сдержится – может орать, стыдить, может на площадке сдержаться, но наказывать дома, возможно бить.

В момент переживания она будет очень бояться, что ее сын (дочь) теперь вырастет таким (тряпкой, слабаком, наглецом, не воспитанным, не умеющим себя вести) и рисовать себе в воображении картины того, как она и ребенок пострадают от тяжелых последствия этого.

Ей будет тяжелее справиться со своими болезненными переживаниями. Ей может быть сложно о чем-то думать в момент сильного переживания, сложно переключиться с неприятных мыслей (отказ когнитивной сферы в момент эмоционального переживания), так называемое легкое «помутнение в голове», сильнее будет чувство вины после происшедшего эмоционального всплеска.

Она будет чувствовать себя плохой, испытывать страх наказания (за то, что она плохая), осуждения, отвержения окружающих так же, как боялась отвержения родителей. Она будет чувствовать возмущение, стыд, отчаяние, унижение, беспомощность. От этих болезненных чувств она будет защищаться агрессией.

В нашей культуре родители, воспитывая ребенка, не разрешают ему чувствовать беспомощность, часто запрещают плакать, чувствовать себя слабым, выражать злость, агрессию и подобные чувства. Любопытно, что практической пользы от запрета на агрессивные чувства нет. Запрет не помогает устранить агрессию. Он вытесняет ее в область бессознательного.

Оттуда агрессия может направиться против себя (аутоагрессия) или выразиться в деструктивном, внешне «ненормальном» поведении. Это может проявляться как эмоциональный срыв. Однако, несмотря на это, поколения родителей запрещают детям выражать и чувствовать агрессивные и болезненные чувства.

Ребенок со временем научается игнорировать «неприемлемые» чувства. Человек растет, учится все лучше и лучше делать это, пока навык игнорирования не доводится до автоматизма. Вытесненное, сдерживаемое, игнорируемое раздражение накапливается до огромного количества. Когда количество раздражения превышает силы, затрачиваемые на его сдерживание, справиться с ним уже невозможно. И тогда происходит сильный выплеск агрессии – так называемый аффект.

Самостоятельно справиться с состоянием аффекта, когда волна чувств уже накрыла человека с головой, невозможно. В таком случае, остается только ждать пока аффект пройдет. Взрослому, который хочет справиться со своими срывами на ребенка, следует работать с тем, чтобы учиться распознавать свое раздражение в момент его появления.

Как правило, раздражение появляется задолго до эмоционального взрыва. Сложность этой работы заключается в том, что человек привык игнорировать свое раздражение, и в малых количествах не может его почувствовать. Кроме того, часто присутствует нежелание признать у себя наличие раздражения вообще.

Когда человек признает, что его раздражает ребенок, разрешает быть этому раздражению, начинает изучать его возникновение, развитие, градации, он получает большие возможности для решения стоящей перед ним задачи.

Когда неосознанные эмоции и реакции переходят в область осознания, становится проще их назвать, понять к чему они относятся, на неудовлетворение каких потребностей они указывают. Осознавать свои чувства, распознавать потребности можно научиться делать в личной или групповой терапии за срок от полугода до года.

Тяжелая степень

Что же происходит в детстве у родителей, которые имеют тяжелую стадию болезненных ощущений в момент эмоционального взрыва? Представим себе, что к родительским воздействиям из п.2. мы добавим еще регулярное жестокое обращение, избиение и психологическое насилие, игнорирование, унижения как меру воспитания, чтобы хорошенько «вбить» правила указанные в п.2.

Например, ребенка регулярно били в детстве повторяя, «я тебя научу мать (отца) уважать», или «не смей хныкать», «я тебя убью, но человека сделаю», «не хнычь, тряпка», «мужчина должен быть сильным», «девочка не должна перечить старшим» и т.п. Ребенок чувствует в этот момент беспомощность перед лицом неминуемой с его точки зрения гибели, ощущает опасность для жизни, реальную или мнимую.

Страх смерти может возникнуть и при бойкоте, когда родители попросту игнорируют и не замечают ребенка в наказание. Некоторые родители умудряются неделями не разговаривать с ребенком. Ребенок может чувствовать опасность для жизни и тогда, когда родители говорят: «ты мне такой не нужен» или «отдам в детский дом, в другую семью, уйду от тебя».

Когда в семье это повторяется регулярно, у ребенка чувство опасности для жизни, страх смерти и физического повреждения связываются с «неправильными», не угодными родителям чувствами и поведением. Такая реакция на возникновение у себя раздражения становится автоматической.

Тогда при виде детской агрессии или при появлении малейших признаков своего раздражения человек будет чувствовать опасность для жизни. Ту, которую он чувствовал в детстве при избиении и издевательствах. Мы помним, что помутнение сознания и агрессия защищают человека от боли и беспомощности.

Читайте также: «Агрессия у ребенка. Роль семьи в воспитании агрессивного ребенка»

Есть и еще одна разновидность тяжелой стрессовой реакции – ступор, полная бесчувственность. Чем сильнее угроза (реальная или воображаемая), чем страшнее она – тем сильнее защита.

Что будет делать тогда такой выросший ребенок, ставший родителем? В этом случае, в примере с детской площадкой, с большей вероятностью, при проявлении непослушания и агрессии со стороны ребенка, мать или отец будет регулярно выпадать в аффект, наказывать и бить ребенка.

При тяжелой степени болезненности переживаний, человек попадает в более сильное аффективное состояние. Если человек вырос в семье где было принято в воспитательных целях бить ребенка, то, в этом случае, даже при регулярной работе с психологом в личной терапии, для того чтобы избавиться от вспышек ярости может понадобиться более года.

Привычка игнорировать раздражение до эмоционально взрыва, выработанная во взрослом человеке с помощью насилия в детстве, жестко закреплена психологически травмирующими событиями. Психологическая травма может быть причиной не только запрета на агрессию и раздражение, а так же причиной не способности испытывать чувство уязвимости, амбивалентые чувства, сочувствие и сопереживание.

Если ребенка жестоко бьют родители, он абсолютно беспомощен. Он может спастись лишь тем, что перестанет чувствовать, чтобы не сойти с ума от отчаяния, страха, злости, обиды и боли. Для ребенка это единственный способ выжить и сохранить свою психику. У взрослого больше возможностей для выбора. Однако, действуя автоматически, человек их не видит.

При малейших признаках любого раздражения, он отключает свои чувства и эмоции, как его научили в детстве. При отсутствии достаточной эмоциональной чувствительности, взрослому уже трудно увидеть, что его ребенок маленький, что все, что он делает, он пока не может делать по-другому.

Когда человек не способен к чувствительности и сопереживанию, он сосредоточен только на том, что бы избавиться от своего невыносимого с детства раздражения и страха. Делает он это теми способами, которые ему известны и доступны. Если ребенка родители били при проявлении у него раздражения, то теперь, испытывая раздражение, он будет делать то же самое, бить ребенка, только уже своего. Других способов у человека просто нет в арсенале.

Если психологическая травма, полученная в детстве, очень тяжела, самостоятельно справиться со своими неконтролируемыми реакциями практически невозможно. Однако современная психотерапия успешно работает с детскими травмами. При помощи психолога, возможно освободиться от их власти, научиться жить так чтобы прошлый опыт не влиял на жизнь в настоящем.

Что обязательно сделать человеку, желающему предотвратить эмоциональный срыв

В независимости от того, обратился ли взрослый за помощью к психологу или попытается справиться со своими сложностями сам, ему необходимо сделать несколько обязательных вещей.

Чтобы взрослый мог прийти к изменениям, он должен признать свое активное участие в происходящем. Для этого важно категорически запретить себе фразы типа: «ребенок получил…», «он выпросил», «ему прилетело», «он добился своего».

Запрещенные фразы – не просто фигура речи. Они способствуют сознательному или бессознательному уклонению от своего участия в происходящем. Эти фразы озвучивают попытку переложить ответственность на ребенка или на устройство мира, снять эту ответственность с себя. Конечно же, ребенок сам по себе не мог ничего получить без участия родителя. С неба тоже ничего не могло ребенку прилететь. Это именно родитель бьет своего ребенка.

Иногда можно услышать о физическом и психологическом насилии над детьми как о естественных последствиях, «он совершил определенное действие – это естественные последствия». Это самообман. Это тоже способ снять с себя ответственность за происходящее и разрешить себе бить ребенка.

Для человека, не способного сдержаться в моменты, когда происходит эмоциональный срыв, местоположение может быть названо так: «я не могу в данный момент обойтись без насилия». Человек, который отважится сказать: «я побил своего ребенка», одной только этой фразой может в несколько раз повысить свою способность сдерживаться. Если это побил не я, а устройство мира, или он сам выпросил, то мне сдерживаться, как будто, и не надо.

Еще одна опасная фраза, снижающая самоконтроль до минимума: «Без этого все равно нельзя». Попытка взять на себя ответственность в этом случае в разы увеличивает способность человека к самообладанию: «Я пока не умею обходиться без того, чтобы бить ребенка. Я хочу научиться обходиться без битья. Пока это у меня не получается». Это будет честно и точно. В этом месте было бы полезно вспомнить о своей уязвимости и беспомощности справиться с собой на данный момент. И оплакать ее.

Как никогда не стоит недооценивать противника, так и о своих негативных импульсах необходимо помнить всегда. Память о том, насколько сильны ваши негативные побуждения и о том, на что вы способны в гневе помогает заранее отслеживать раздражение на ребенка, замечать его признаки, принимать меры для того, чтобы предотвратить эмоциональный срыв.

Очень опасно надеяться на то, что «уж на этот раз я точно смогу удержаться в позитиве и не замечать своего раздражения». Задача заключается в прямо противоположном – начать замечать свое раздражение как можно раньше.

Человек, обращающийся за помощью к психологу, очень хорошо умеет себя обвинять и стыдить за то, что он чувствует и делает в отношении своих детей. Он ругает себя регулярно. Это не помогает ему справляться со своими срывами на ребенка. Сильное самоуничижение приводит к новой вспышке ярости и агрессии.

Когда вы себя вините, вы, таким образом, пытаетесь себя наказать за содеянное. То есть, вы в этот момент совершаете то же насилие над собой. Внутренняя агрессия (аутоагрессия) обладает еще более разрушительным действием, чем агрессия извне, выдерживать ее долго невозможно.

Пока вы себя вините, вы подсознательно защищаетесь от этих обвинений. Таким образом, самообвинение является препятствием на пути к изменениям. Любая попытка обсудить то, что с вами происходит, будет включать защиту от «нападения». Тогда работать с этой темой будет практически невозможно.

Вы пока не можете остановить насилие в отношении ребенка. Однако, вместо обвинения себя за это, сделайте попытку остановить насилие хотя бы в отношении себя, путем прекращения самообвинений. Это будет маленький, может быть не очень заметный внешне, но принципиально важный и решающий шаг по выходу из круга насилия. Тогда вы будете рассматривать проблему из категории своей ответственности, а не вины.

Ребенок, когда делает что-то не правильное, обычно, не желает ничего плохого. Он хочет простых и понятных вещей, таких как: быть хорошим, любимым, не иметь неприятностей. Плохое поведение ребенка зачастую является просто неправильным способом получить правильные вещи.

Абсолютно то же справедливо и в отношении взрослого. За редким исключением, мало кто из родителей правда имеет потребность подвергать мучениям, унижениям и бить своего ребенка. Обычно родитель хочет простых и понятных вещей. Хочется, чтобы ребенок был в порядке, жив и здоров, слушался, хорошо себя вел, родителю хочется не нервничать, контролировать ситуацию, чтобы не было стыдно, чтобы пожалели и помогли, чтобы не было хуже, чем у других, прекратить напряженную ситуацию и хоть что-то сделать.

Важно понять про себя, чего на самом деле хочется, когда происходят срывы на ребенка, нарастает раздражение? О какой потребности оно сигнализирует? Какая потребность сейчас не удовлетворяется?

Следующим шагом в решении проблемы сильных эмоциональных срывов является эксперимент по поиску и использованию новых способов удовлетворения потребности, наблюдение за результатами, их анализ, новый поиск и так далее.

Бывает, что какие-то потребности удовлетворить моментально не получается, тогда встреча со своей беспомощностью, печаль и горевание об этой невозможности, помогают адаптироваться к создавшейся ситуации без сверхагрессивных проявлений.

Будучи детьми, мы впитываем отношение к нам наших родителей. Вырастая, мы делаем с собой то, что родители делали с нами. Мы продолжаем делать это, даже если это было жестокое обращение. Потому, что другого способа обращения с собой мы не знаем. Пока этот процесс автоматичен и не осознан, у нас нет выбора из множества других вариантов.

Если в детстве нам была нанесена психологическая травма, если родители агрессивно к нам относились, то мы начинаем так же агрессивно относиться к себе. Аутоагрессия опаснее агрессии извне, она намного болезненнее. Для того, чтобы не испытывать боли от аутоагрессии, мы неосознанно выносим ее наружу (т.е. ищем источник боли снаружи) потому, что пытаемся убежать от боли внутри.

Со своими реальными детьми мы делаем тоже, что делаем со своим внутренним ребенком. Для того, чтобы как то изменить свое отношение к своему реальному ребенку, важно сначала заботиться о внутреннем ребенке. Он тоже бывает обижен, испуган или рассержен.

Важно обратить внимание на того маленького мальчика или девочку, которые живут внутри. Отнеситесь к ним так, как хороший родитель относится к ребенку, пожалейте, похвалите, утешьте, защитите, успокойте, пообещайте, что никто больше не будет его обижать.

Важно не пугаться, если не все получается. Пробовать еще, не сдаваться. Привычка срываться, когда ребенок раздражает, может быть устранена так же как любая дурная привычка и зависимость.

Бороться с ней не эффективно, гораздо лучше – научиться жить по-другому. Начинать каждый день с нового листа – не эффективно, лучше попробовать каждый день делать это немножко меньше чем вчера, или попробовать прожить без этого хоть 1 день, потом хоть 1 неделю, 1 месяц.

Чего на самом деле хочется вместо того чтобы бить ребенка?

Зачастую, тяжело ответить на этот вопрос. И еще труднее бывает придумать альтернативные варианты поведения для удовлетворения потребности родителя. Держать себя в руках, когда ты в состоянии сильного стресса, практически невозможно. Для того чтобы повысить свою уравновешенность, важно внимательнее относиться к себе и своим переживаниям, стараться не доводить себя до стресса.

Если стресс произошел, нужно попробовать найти, где ты можешь получить помощь (муж, друзья, родственники, соседи, родители, психолог). В состоянии сильного стресса достаточно маленькой искорки чтобы вызвать большой взрыв.

Чтобы не допускать срывов и не бить ребенка, важно позаботиться о себе. В ситуации стресса и хронической усталости необходимо позаботиться о себе в первую очередь, а потом о ребенке. Важно действовать как в самолете, сначала одеть кислородную маску на себя, а потом на ребенка.

В ситуации стресса человек может сорваться на что угодно. Чаще всего срываются на детей, так как это самый безопасный объект, они не ответят. Когда подобные срывы становятся нормой – это патология. Люди начинают считать, что бить ребенка – это нормально.

Подобные срывы на детей регулярно происходят в дисфункциональных семьях, например, где родители алкоголики или находятся в глубокой депрессии. В обычных среднестатистических семьях нет патологических симптомов (химические зависимости, психотические расстройства у родителей). Для родителей в таких семьях вполне по силам выявить чего на самом деле им хочется, и попытаться найти альтернативные способы удовлетворения своих потребностей.

Например, если ребенок раздражает, и вы кричите на него потому, что находитесь в сильном напряжении, значит вам тяжело, вы устали. Тогда ваша потребность – отдохнуть. Тогда вам надо отдохнуть, чтобы не срываться на ребенка.

Если вы стыдитесь чужого мнения о воспитании вашего ребенка, вам важно помнить, что вы хорошая мама (папа), не обращать внимания на оценки окружающих, постараться повысить свою уверенность в себе.

Если вы беспокоитесь за жизнь и здоровье ребенка, устраните опасные ситуации и вещи. Чтобы контролировать ситуацию, не вызывая сильного негатива со стороны ребенка, можно что-то превратить в игру.

Если вы хотите быть услышанным, скажите о своих чувствах ребенку (супругу, подруге, психологу), с кем то поделитесь. Если психологическая травма, полученная в детстве влияет на ваши отношения с ребенком, обратитесь за помощью к психологу, пройдите психотерапию. Чтобы не винить ребенка за то, что «жизнь не удалась», подумайте о том, что можно изменить в своей жизни сейчас.

Некоторые люди, испытавшие в детстве насилие и жестокое обращение, стараются не допустить этого в отношении своих детей. Это тяжело. Такие люди достойны большого уважения. Этим людям намного тяжелее, чем тем родителям, которых не били в детстве.

Альтернативные способы поведения, требуют постоянного контроля. Когда такой взрослый попадает в ситуацию сильного или хронического стресса, испытывает усталость, недосыпает, пугается, испытывает сильное давление извне, разум ослабляет контроль. Тогда начинают действовать автоматические импульсивные реакции, впитанные в детстве. Таким людям стоит огромного труда контролировать себя в сложных ситуациях.

Если контролировать себя удается — это большая победа. Сложность в том, что жизнь очень разнообразна и иногда тяжела. Периоды психологической стабильности и устойчивости могут сменяться периодами слабости и психологического истощения. Проблему регулярного насилия не решить, победив один раз свою привычную реакцию. Это дело долгое и сложное. Здесь необходима регулярная работа над собой, помощь членов семьи и других близких, психолога.

Приложенные усилия окупятся многократно, когда вместе с избавлением от эмоциональных срывов вы остановите передачу насилия из поколения в поколение в вашей семье. Ваши дети будут нести в себе совершенно другое внутреннее убеждение – отсутствие насилия – это правильно и нормально.

Если у Вас возникли вопросы по статье:

«Раздражает ребенок, что делать?»

Вы можете задать их нашему психологу Online:

Если Вы по каким-либо причинам не смогли связаться с психологом онлайн, то оставьте свое сообщение здесь (как только на линии появится первый свободный консультант — с Вами сразу же свяжутся по указанному e-mail), либо на форуме.

«Раздражает ребенок, что делать?» //psyhelp24.org/razdrazhaet-rebenok-chto-delat/

psyhelp24.org

Ребенок меня раздражает: 5 причин, почему виноваты вы сами

Дети могут привносить в жизнь родителей хаос и менять их планы. Случается и так, что раздражение на их поведение доводит нас до криков и бесконечных наказаний, которые не очень-то и помогают решить конфликт. К сожалению, без выявления истинных причин родительского раздражения мы рискуем нашими отношениями с детьми, можем зациклиться на своем недовольстве и постоянно срываться на ребенке.

Надо признать, что в большинстве случаев мы раздражаемся на детей, потому что они ведут себя как дети. А детям свойственно шуметь, требовать внимания и проявлять любопытство.

Как же быть, если вы устали кричать на своего ребенка, но он так и не прислушивается к вашим просьбам?

Время признать: меня раздражает мой ребенок

Еще полтора года назад мои отношения с семилетней Кирой не ладились. Она постоянно капризничала, орала, ныла и вечно была всем недовольна. Я же постоянно на нее срывалась. К тому же, когда Кире было шесть, родилась маленькая Лида, и стало совсем туго: ревность разрывала старшую на части, и она стала невыносима. Однажды она демонстративно написала на диван в гостиной, потому что я, уставшая, отказалась играть с ней и уснула. Нам было непросто, и настало время признать: меня постоянно раздражает мой ребенок.

Все, что я чувствую по отношению к ней, – это усталость и злость. Нормально это? Нет. Хочу ли я, чтобы так продолжалось и дальше? Нет. Нужно было что-то делать. И я начала читать книжки по детской психологии. Сначала было сумбурно: как это можно «активно слушать», когда хочется «придушить»? Что значит «мягко ставьте границы», когда ребенок орет и не слушает? Но постепенно все в голове стало проясняться. За полтора года я прочла около четырех десятков книг по детско-родительской психологии, потратила много часов на психотерапию и размышления и поняла вот что: с ребенком делать вообще ничего не надо. Что-либо делать нужно только с собой. Как только ты сам начинаешь разбираться с собственными детскими обидами, недовольством и виноватостью, тут же и ребенок твой из капризного чужака превращается в веселого и счастливого близкого человека. А ты вдруг по-настоящему начинаешь ощущать не раздражение, а сочувствие, когда ребенок плачет из-за пятой конфеты, которую ему не купили. Дошла я до этого постепенно, просто читая и анализируя прочитанное, свои эмоции, свое поведение и свои воспоминания. И теперь очень хочу этим опытом поделиться.

В самом начале, еще толком не понимая, как именно нужно действовать, я решила начать с самого очевидного: разобраться с постоянным раздражением. Ты повторил уже пятнадцать раз, а ребенок тебя словно не слышит. Он орет, потому что ему дали тарелку не того цвета. Старший нарочно выхватывает игрушку у брата или сестры, малыш рыдает. Ребенок поет одну и ту же песню заунывным голосом уже полчаса. Кричит «я сам», и немедленно разбивает тарелку с кашей об пол. Все это — нормальные истории из детской жизни, и именно они могут вызывать дичайшее раздражение, злость и досаду. У меня этой досады было хоть отбавляй, в иные дни я орала постоянно. С самого утра, будя Киру в школу, я начинала ворчать, нудеть и критиковать. И с этим нужно было что-то делать. Мой метод был таков: ощущая прилив раздражения, я, прежде чем начать орать, пыталась понять, почему я его в данный момент почувствовала. Выяснились пять основных причин, причем ни одна из них отношения к личности ребенка напрямую не имела.

1. Я плохо объясняю, и ребенок не может меня понять.

Пример. Меня страшно раздражало, что Кира после чистки зубов так сильно сплевывает пасту, что постоянно забрызгивает зеркало в ванной. Мелочь? Ну да, но меня это доводило просто до тряски. Я каждый день утром и вечером орала: «Сколько можно! Опять свинство! Я же сто раз уже сказала, что нужно быть аккуратнее!»

Решение. Если из раза в раз ты повторяешь человеку одно и то же, но изменений не возникает, вероятно, проблема в том, как именно ты это объясняешь. В одно утро я начала чистить зубы одновременно с Кирой, но прежде чем прополоскать рот, спросила: “Хочешь, я покажу, как плюет настоящий профессионал?” Прицелившись, я аккуратно плюнула в самый центр раковины и сказала: «Давай, ты тоже можешь стать профи!» Она радостно повторила, и все вышло отлично и аккуратно. Теперь после чистки зубов мне нужно лишь сказать: «А теперь — профессионал!». Мы обе смеемся, зеркало чистое, настроение хорошее.

2. Я устала/плохо себя чувствую.

Пример. Днем я забираю из сада младшую, потом иду за старшей, и к подъезду подхожу после полуторачасового непрерывного пешего хода, нагруженная коляской, рюкзаком и пакетами из супермаркета. Кира без умолку болтает, лезет под ноги и виснет на коляске. Обычно я зверела и перед самым заходом в подъезд срывалась на нее. Она рыдала, обед проходил напряженно.

Решение. На подходе к подъезду я говорю: «Малыш, давай ты сейчас помолчишь и быстро поднимешься к квартире, а я втащу коляску, и дома мы продолжим играть в слова. Я немного устала и могу злиться: не на тебя, а на ситуацию». Она спокойно принимает этот маленький тайм-аут, я получаю свои две минуты тишины в момент усталости. Теперь, даже если мое раздражение все же вырывается наружу, Кира сразу спрашивает: «Мама, ты злишься на меня или на ситуацию?» Я отвечаю: «На ситуацию, малыш, извини, с тобой все в порядке».

3. Я злюсь на саму себя.

Пример. Выходной день, дети спокойно играют, я переписываюсь в фейсбуке с заказчиком. Он внезапно, сию минуту, когда у меня нет никакой возможности сесть за компьютер, требует внести правки в текст. Я начинаю злиться на себя: за то, что написала неидеальный текст, за то, что не сумела выстроить с заказчиком отношения так, чтоб он не дергал меня среди выходного дня. Я погружаюсь в саможаление и саморугание. И тут Кира говорит: «Мам, хочу яблоко». И получает в ответ: «Ты же только что ела! Сколько можно! Почему тебе все время нужно меня дергать?»

Решение. Почувствовав, что настроение падает, а рядом дети, я убеждаю себя: моя обида не имеет никакого отношения к детям. Вот прямо проговариваю в голове: «Ты расстроена из-за переписки с заказчиком, тебе обидно, что твой текст не приняли с первого раза, ты злишься, что у тебя нет достаточной уверенности в себе, чтобы сообщить ему, что в данный момент сесть за работу тебе неудобно, ты чувствуешь себя виноватой перед ним и злой на него. Это очень обидно, но дети тут ни при чем». Если мне сложно быстро прийти в себя, я говорю вслух: «Малыш, у меня тут небольшие проблемы по работе, пожалуйста, дай мне 10 минут, и после этого я опять смогу с тобой быть». Говорю это еще даже до того, как дети что-то захотели, чтобы дать им понять, что у мамы напряженный момент. Беру тайм-аут, выпиваю чашку кофе и снова могу быть в строю.

4. Я злюсь на собственные детские воспоминания.

Пример. С тех пор как Кира в пять лет решила отрастить длинные волосы, каждое утро мы скандалили. Я пыталась расчесать эту паклю, она ужасно орала. В конце концов, я выходила из себя, кричала: «Тогда причесывайся сама!» Она начинала плакать. В какой-то момент я решила написать об этом в мамской группе Фейсбука. Я хотела моральной поддержки, мне стало бы легче, если бы все написали, мол, да, меня тоже бесит причесывание! Но нет, почти никто так не написал. И тогда я подумала: видимо, у меня лично есть какая-то проблема с этим. И вспомнила. В детстве у меня была толстая коса до попы. Каждый раз мама так сильно дергала меня за волосы во время причесывания, что я начинала плакать, она кричала на меня, и это продолжалось каждое утро. Причесывание в моем детстве было пыткой. И именно это ощущение я перенесла на свою дочь, воспроизведя эпизод из прошлого.

Решение. Тут все выровнялось само собой. Как только я осознала, в чем корень проблемы, мое отношение к ней изменилось. Я вспомнила себя маленькую, свои ощущения, эмоции, боль и слезы, и вместо раздражения начала ощущать искреннее сочувствие. И к себе маленькой, и к своей дочери. В целом Кира не стала терпеливее, она все так же ноет — как бы бережно я ни старалась распутывать колтуны. Но ее возражения перестали меня раздражать. Теперь я не ору, а, наоборот, пытаюсь шутить, и за разговорами причесывание проходит проще и быстрее.

5. Я злюсь на кого-то из близких.

Пример. Утро, сборы в школу и в сад, младшая размазала по столу кашу, старшая еще в пижаме, хотя через 15 минут нам выходить. Муж накануне до четырех утра смотрел сериалы и теперь никак не может проснуться. Младшая, вся в каше, хочет сидеть только у меня на руках, я беру ее и одновременно пытаюсь причесать старшую, младшая хватает старшую за волосы, та орет, наступает апокалипсис. Я безумно зла на мужа: если бы он мог проснуться и взять на себя одну из девочек, мне было бы легче, но он спит! В итоге я срываюсь на детей.

Решение. Чувствуя, что раздражение возрастает, я, как и в предыдущих ситуациях, быстро определяю, на что же именно я злюсь, и направляю свой гнев на объект, его вызвавший. Детский сумбур с утра — это нормально, и повода ругать детей здесь нет! Зато есть повод обсудить с мужем проблему утренних сборов и поделить обязанности. Если такая ситуация повторяется из раза в раз, он спокойно спит, пока жена в панике с орущими детьми мечется по квартире, возможно, проблема во взаимоотношениях с мужем, а дети тут опять же ни при чем.

Польза подобного анализа ситуации еще и в том, что не только взрослый учится лучше понимать себя и свои эмоции, находить проблемные места. Дети, глядя на реакцию родителей, тоже начинают прислушиваться к себе. Вечером на днях девочки играли в детской, вдруг крик, шум, рев: младшая схватила игрушки старшей, старшая их отобрала и зло накричала. Я уже хотела идти на помощь, но вдруг слышу, Кира говорит сестре: «Лида, извини меня, пожалуйста, за то, что я на тебя накричала. Я тебя люблю, но я очень зла, что ты сломала мой домик для пони. Мне неприятно и обидно».

Я в соседней комнате — натурально — расплакалась от гордости и умиления.

Автор Ольга Уткина

mama-likes.ru


Смотрите также

Объявление

Если у Вас есть ещё какие-либо интересные материалы (тексты, фото, видео, аудио), связанные с творческой жизнью Людмилы Тумановой, поделитесь ими со всеми нами, её многочисленными поклонниками.

Обращайтесь по адресу: Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. или по телефону: 8-922-56-101-83